MY PLANET MY PLANET

интересный сайт для всей семьи


Петух 2017


 
Обои для рабочего стола

Каменная чаша

русская народная сказка


Случилось это давным-давно, лет двести с тех пор прошло.

Был на свете барин. Жил он сам в Москве, а деревень у него по всем губерниям было видимо-невидимо.

В этих деревнях его крепостные крестьяне работали, а деньги барину в Москву посылали. На те деньги наряжался барин, пиры задавал, за границу веселиться ездил...

Была у барина одна деревня — Загорская. Далеко-далеко она от Москвы стояла — в Уральских горах, где в рудниках крепостные люди медь, железо и драгоценные камни добывали.

Тяжёлый это труд был. С малолетства всю жизнь проводили рабочие люди под землёй, в темноте, в сырости. Шахты копали, горы долбили, ценные камни разыскивали.

А другие, согнувшись над добытыми камнями, сидели и из них разные вещички для барина делали: подсвечники, шкатулки, украшения — всё, что барин закажет. И эта работа тоже нелёгкой была, большого мастерства требовала.

Жил в ту пору в деревне Загорской старый дед Игнат.

Всю жизнь он резчиком по камню работал. Каких только камней через его руки ни прошло! И синие, как небо, и зелёные, словно весенняя травка, и тёмно-красные, и золотистые, и серые.

Редким мастером был дед Игнат: знал он, из какого камня какую вещь лучше сделать, как камень обрезать, чтобы природный его узор во всей своей красе выступил, как обточить, чтобы камень своим цветом заиграл.

Бывало пришлёт барин задание потруднее — приказчик непременно его деду Игнату поручает. Другие резчики к Игнату учиться приходили, да никто таким мастером, как он, стать не смог.

Только Вася, внучек Игната, с малолетства около деда сидел да на его работу глядел, сам камни резать научился. Сначала криво да косо, по-ребячьи, а чем дальше, тем лучше.

Дед Игнат ему то здесь укажет, то тут поможет, — смотришь, дело на лад и идет.

Любил Вася свою работу. Другие ребята бывало в свободную минуту на улице бегают да в бабки играют, а Вася возьмет камень в руки, глядит на него часами, изучает — где какая жилка проходит, да как по камню краски расходятся — где светлее, где гуще, да как его обточить нужно, чтобы всю его природную красоту показать.

Сядет за станок, начнёт из ненужных камешков то одно, то другое вытачивать — ребята и игру бросят, стоят вокруг него, дивятся, расспрашивают.

А Вася молчит, знай своё дело делает: желанного узора или отделки добивается.

Стал на его работу и приказчик барский поглядывать. Да не на радость Васе это выходило.

Найдёт Вася камень красивый, задумает из него, скажем, шкатулочку вырезать, а приказчик тут как тут.

— Ты чего это материал портишь? Не приказывал барин шкатулочку, приказывал рамку для портрета делать.

Пробовал Вася возражать:

— Нельзя из этого камня, Иван Иванович, рамку. Узор в камне не тот.

А приказчик сердится:

— Много ты, щенок, понимаешь! Делай что приказано!

Обидно Васе, а спорить нельзя. Что за спор у крепостного с барским приказчиком! Сделает по указке, а сам вздохнет:

— Эх, зря камень загубил. Не то из него сделать нужно было.

К семнадцати годам вырос из парня мастер не хуже сорокалетнего.

Уж он и для барина не раз по заказу разные поделки выполнял. Доволен был барин его работой. Друзьям и знакомым показывал, хвастал.

А кто-то из них однажды и скажи ему:

— Это что за диковинки! Вот у меня на заводе так уж верно чудеса режут. Недавно такую чашу прислали, словно цветок живой на ножке стоит, листьями обвитый. Ну вот только что не пахнет. И лепестки, и жилки — всё как живое. У тебя так не сделают.

Задело нашего барина, разгорячился он:

— Как это не сделают? У меня — да не сделают? А вот я тебе докажу!

И отправил он в тот же день в деревню Загорскую свой барский приказ — чтобы выточили ему из камня чашу. И чтобы была эта чаша как цветок, какого ещё никто на свете не видывал.

«Ничего за такую чашу не пожалею. Мастера, который вырежет, на свободу со всей семьёй отпущу», — написал барин приказчику в письме.

Собрал приказчик мастеров-резчиков и письмо барина им вслух прочёл.

— Ну, — говорит, — кто же за такое дело возьмётся? Работа не шуточная, но и плата за неё хорошая будет.

Слышит это Вася, замирает у него сердце. Неужто правда барин волю обещает? Так ведь это значит — счастье в руки само идёт. И дед Игнат на старости лет от непосильной работы отдохнуть сможет, и сам Вася не по чужой указке, а по своей мысли работать станет...

А старые мастера сомневаются, головами качают:

— Не сделать нам. Не берёмся. Не понять, чего, барин требует.

— А ты, Игнат, тоже откажешься? — приказчик спрашивает.

Вздохнул старик, опустил голову:

— Откажусь. Руки слабы стали. Старею я. Против прежнего совсем работать не могу.

И тут вдруг Вася, словно толкнуло его что, вперёд выступает, приказчику кланяется:

— Дозволь мне, Иван Иваныч, попробовать.

Поглядел на него приказчик, усмехнулся:

— Ну и смел же ты, парень. Да смелость, сказывают, города берёт. Коли старые мастера отказываются — попробуй. Не то разгневается барин на всю деревню, всем нам тогда плохо придётся.

Вышел Вася от приказчика, идёт домой, думу думает: «Какой же это цветок, которого никто на свете не видывал?»

И стал он по лесам и лугам ходить, цветы всякие разглядывать, травы да листки рассматривать. Хочется ему такой цветок найти, с которого можно бы чашу резать. Да всё не встречается такого.

Вот раз приходит он вечером домой, грустный, усталый.

Лёг на лавку, а сам ворочается с боку на бок. Не спится ему, не лежится.

— Ты, Вася, чего не спишь? — с печки дед спрашивает.

— Все думаю, дедушка, где бы такой цветок увидать, какой ещё ни одному человеку на земле не встречался?

А дед вздыхает:

— Ох, парень, неладное ты задумал. Этак ты ещё к горной хозяйке в гости отправишься.

— К какой горной хозяйке, дедушка? — Вася спрашивает.

Сел дед на печке, ноги свесил.

— Слушай, Вася, никогда я тебе этого не рассказывал, мал ты ещё был. А сегодня расскажу. Говорили старики, что живет в наших горах девушка-красавица — горная хозяйка. Она всеми камнями распоряжается. Глубоко в горах есть у неё свой сад. И деревья, и травы в этом саду диковинные, все из камней разноцветных. А посреди сада каменный цветок из красного граната; листья у него изумрудные, а в середине день и ночь огонь горит.

— Вот бы этот цветок увидеть! — Вася шепчет.

А дед Игнат говорит:

— Что ты, дитятко! Да ведь кто к горной хозяйке в сад попадёт, того она век не выпустит. У неё, говорят, уж не один десяток мастеров в горы заманён, на её работе сидит.

— А на какой работе, дедушка? — Вася спрашивает.

— По её указу из камня всякие хитрые поделки да уборы режут. И на этом так мудро учатся камень обрабатывать, как нам с тобой и во сне не снилось.

— Вот бы мне туда в науку! — шепчет Вася. Вздохнул раз-другой, примолк — видно, заснул, наконец, на своей лавке.

А утром глядит дед — нет Васи в избе. Покликал его старик, поискал кругом — нету. На улицу вышел, ребят спросил — никто не видал.

И вдруг ровно осенило старика:

— Уж не за каменным ли цветком он ушёл?

Охнул дед Игнат и заплакал:

— Типун бы мне, старому, на язык! Сам своего внучонка на гибель отправил. И зачем я ему эти сказки рассказывал?

А Вася рано утром как вышел из родного домика, так и направился в самую дальнюю шахту.

«Не я буду, — думает, — а проберусь в сад к горной хозяйке. Погляжу, какие у неё цветы растут. А вернусь домой — такую чашу барину вырежу, каких никто не видал. Себя с дедушкой на свободу выкуплю».

Спустился он глубоко под землю и пошёл по шахте.

Шёл, шёл и устал.

Сел на камень передохнуть и глаза на миг закрыл...

А как открыл их — не узнал, где и находится.

Расступилась перед ним чёрная земля, исчезли стены шахты.

Золотым светом всё залито. Кругом подымаются деревья диковинные, колышутся травы изумрудные, а посреди поляны стоит красавица-девушка. Платье на ней зеленое, красной медью отливает, в косах ленты красно-зеленые, а на лбу венчик изумрудный стоит. И сияние вокруг нее, словно вся она насквозь светится.

Замер Вася на месте, а девушка спрашивает:

— Не меня ли ты ищешь в подземном царстве?

Шагнул Вася девушке навстречу:

— Ты — горная хозяйка?

— Да, я, — ответила девушка.

— Мне про тебя дедушка рассказывал. Я каменный цветок твой поглядеть хочу.

А девушка улыбается:

— Знаю, всё знаю. А не боишься ты?

— Чего? Из горы не выпустишь?

— Отчего не выпущу? Дорога открыта, иди, куда хочешь. Только от меня люди сами уходить не хотят. А если и уйдут — опять ко мне возвращаются.

— Ничего я не боюсь, — отвечает Вася. — Одно прошу — покажи мне свой цветок каменный.

— Ну, хорошо,— говорит девушка,— коли ты так просишь — пойдем.

И повела его по поляне, в глубь своего сада волшебного.

Стоят деревья, как столбы мраморные разноцветные. Горят на них рубины, алмазы, бирюза сверкает, золотые топазы, словно капли, блестят.

По траве змейки огненные бегают, и светло от них, как от солнышка.

Видит Вася — под деревьями посреди сада кусты стоят, и поднимается над ними один цветок громадный — алый.

Внутри его словно огонёк горит, и каждый лепесток своим светом светится.

Не видал Вася никогда таких цветов на земле. Стоит, глаз с него не сводит. А девушка смеётся:

— Ну как, сможешь ли такой цветок из камня вырезать? Я тебе любых камней дам. Только хватит ли у тебя умения?

Вася только кудрями тряхнул:

— Давай камень. Попробую!

И остался Вася у горной хозяйки.


♦       ♦       ♦


Ищет Васю дед Игнат, ищут ребята-товарищи. Ходят по шахтам, кличут, в самые глубокие ямы спускаются, под всеми завалами роют — не найдут ли хоть следов его.

Нет Васи, и следов его не видно.

Закручинился старый дед Игнат:

— Погиб, знать, парнишка. Попал в сад к горной хозяйке.

А приказчик каждый день прибегает:

— Где Вася? Когда вернётся? Скоро срок кончается, барин чашу потребует, что ему посылать будем?

А Вася у горной хозяйки в подземном царстве живёт.

Каких только камней в этом царстве нет! Какие только вещи невиданные из них сделать можно!

Ходит Вася по каменному саду, на диковинные растения любуется. А после идёт в тот уголок, что ему хозяйка отвела, перед каменной глыбой садится и режет её. Делает он каменную чашу — точь-в-точь как цветок гранатовый.

Горные мастера подходят к нему, учат, показывают, как листики завернуть, да как бутоны раскрыть. Смотрит Вася на их искусство, а сам свой разум, своё уменье да смекалку в дело вкладывает. И выходит у него чаша невиданной красоты.

Горная хозяйка к нему каждый день заходит и спрашивает:

— Ну как, мастер? Не думаешь ли совсем у меня остаться? Оставайся! Дам тебе камней для работы сколько хочешь. Только землю и людей забудь.

А Вася работает и молчит. «Сделаю, — думает, — чашу, и домой. Многому я тут выучился и заказ барина теперь исполню. Себя с дедушкой на волю выкуплю. А тут оставаться — это что ж? На горную хозяйку уборы готовить, чтоб она тут по своим подземельям в них гуляла только самой себе на радость? Нет, не годится!»

Месяц идет, и второй, и третий, как Вася в подземном царстве живёт. Вот и готова чаша.

Стоит она на поляне, рядом с цветком гранатовым. Обступили её горные мастера-резчики, нахвалиться работой не могут.

Не отличить никому, который цветок сам в саду вырос, а который Вася-мастер сделал.

Вот и сама горная хозяйка подходит.

— Ну, — говорит, — похвастай своим искусством.

Поглядела она на цветок, губу закусила.

— Да, вижу, ошиблась я. Не думала, что ты своим умением всех моих мастеров выше. Что ж, я своё слово держу. Коли хочешь — иди обратно на землю. Только это чудо, что ты сделал, я тебе с собой унести не позволю. Чашу свою тут оставь, в расплату за обучение. А коли решишь остаться — лучшим мастером-резчиком тебя в своём царстве сделаю. Выбирай.

Поклонился ей Вася:

— За науку спасибо. На многое я тут насмотрелся, многому выучился. А только шёл я сюда не за тем, чтобы всю жизнь под землёй оставаться и тебе служить. Хозяев у нас на земле довольно. Я на волю хочу. Хорошо у тебя, да каменное всё, неживое. А у нас на земле и ветерок веет, и птицы поют. Цветы мёдом пахнут, солнышко жаркое... Люблю я землю. Хоть и с пустыми руками, а должен я домой вернуться. Видел я твой цветок и вторую чашу сумею теперь вырезать. А оставаться мне тут не с руки.

Засмеялась горная хозяйка, всё лицо у неё просветлело. Взяла она каменную чашу, Васе подаёт:

— Молодец, парень! Верно решил. Испытать я тебя хотела. Бери свою работу с собой. Столько ты трудился, что и без моей помощи теперь лучшим мастером будешь. Иди да помни — никому не сказывай, что ты у горной хозяйки был. Не поверят тебе люди.

И вмиг словно пропало всё. Погас свет. Кругом темно стало. Озирается Вася и видит — сидит он на камне у выхода из старой шахты, а на земле перед ним каменная чаша стоит — невиданной красоты цветок алый.

Поднял Вася чашу обеими руками, понёс домой.

Бегут ребята по деревне, кричат:

— Вася вернулся! Вася вернулся!

Вмиг весть и до деда и до приказчика дошла. Спешат оба ему навстречу.

А Вася прошёл в свою избу и чашу на стол ставит. Кинулся он деду на шею.

— Дедушка, — говорит, — гляди-ка, что я вырезал.

— Да где ты был, дитятко? — дед Игнат спрашивает, а у самого руки от радости трясутся, из глаз слёзы капают.

— Был я, дедушка, у дальних мастеров в обучении, — говорит Вася.

— Что это за мастера? Видно, не нашим чета, — рабочие кругом шепчут. Старые резчики Васину работу разглядывают, дивятся, приказчик себя не помнит от радости — не обманул Вася, будет что послать барину к сроку.

Завернули алую чашу, уложили в ящик и барину в Москву на руках понесли.

Долго ли, коротко ли шли посыльные, а доставили в сохранности драгоценную ношу. Созвал барин друзей. Раскрывает перед ними Васину работу.

— Ну, — говорит, — у кого из вас такие искусные мастера найдутся?

Молчат гости, слов не находят. Ни у кого из них такой чаши на заводах не сделают.

Осталась каменная чаша в Москве у барина. Сотни людей на неё любоваться приезжали.

А вольную-то Васе с дедушкой Игнатом барин так и не выслал: обманул. Только когда вырос Вася — знатным мастером стал, сам на волю выкупился. И стал первым вольным мастером на Руси.